Рябов, Конфедерация анархо-синдикалистов и другие. Анархисты СССР в 1989–1991 годах. часть 4

[СМИ о КАС, Что лично я делал в эти годы, Съезды, Направления деятельности КАС: издания, лекторий, листовки, демонстрации, история, рабочее движение, зеленое движение]

[СМИ о КАС]

И вот забавно, что это время такое либерализации, когда вот, я сейчас Вас повеселю. В центральных изданиях непрерывно пишут про КАС. Например, один из оплотов большевизма журнал “Молодой коммунист” № 7 за 1990 год. Огромная статья “Вечная оппозиция власти” интервью с Исаевым и Гурболиковым про КАС, хвалебная. Какая-то местная московская газетенка под названием “Хозяин”, местная газета, “Споры о приватизации” статья Исаева — члена федеративного совета Конфедерации Анархо-синдикалистов, что он думает о приватизации. Самый сюр сейчас я вам скажу. Газета “Бауманец” — издание Бауманского университета. На первой странице “Бауманец”, там был наш человек Аня Бройда. Казалось бы малотиражка бауманского вуза. Что печатает газета “Бауманец” на первой странице в 91 году? Никогда не догадаетесь. Сюр. Еще раз. Оцените еще раз. Газета “Бауманец”. На первой странице “Заявление совета московской организации Конфедерации анархо-синдикалистов об угрозе войны в связи с кризисом в Прибалтике и в Персидском заливе”. Оцените степень Кафки. 1991 год. Малотиражная газета тиражом в 2 тысячи. На первой странице публикует заявление совета КАС по поводу войны в Прибалтике и в Персидском заливе. Это к вопросу о масонском распространении анархизма в эти времена.

Дальше на тему “мы и сми”. Это не означает, что мы много занимались пиаром. Нет. Просто пиар занимался нами. Это было такое время, когда соберутся три придурка, назовут себя партией, и тут же все о них пишут. А мы были не три придурка. Нас было несколько сотен придурков. Вот местная газета “Информ бюллетень молодежного центра Новорус”, статья “Что такое анархия” Андрей Исаев. Вот “Комсомольская правда” 1989 год, Андрей Исаев — выпускник института МГПИ имени Ленина. Вот газета “Измайловский вестник” статья Андрея Исаева “Страшен ли анархизм?”. Вот прибалтийская газета “Советская молодежь”. Она постоянно печатала материалы. Я даже на нее подписался ради того, чтобы читать про анархизм. Она постоянно печатала статьи анархистов. “Что такое информационное агентство КАСкор”. Вот какая-то бульварная газетенка “Московские ведомости”, статеечка “Московский КАС”, что это такое. Вот тульская газета “Молодой коммунар” заметка “Красному князю посвящается” про местных тульских касовцев. Вот “Комсомольская правда”, тогда она про нас очень много писала, “Анархисты у Белого Дома”, это уже 1991 год, про дело Родионова-Кузнецова, я о нем Вам расскажу. Вот опять “Советская молодежь” из Прибалтики, статья “Анархо-синдикалисты. Идее кулаки не нужны”. Вот только что возникшая “Независимая газета”. У меня много сотен публикаций, но я не все, конечно, принес. Интервью с Исаевым и Гурболиковым “Только профсоюзы могут противостоять новому тоталитаризму считают анархо-синдикалисты и занимают оборону слева”. Вот газета “Московская правда” огромная статья на несколько страниц “Милиция и порядок к какой-то матери” про анархистов, в центре я с известным плакатом “анархия — это не хаос, а гармоничное общество”. Вот газета “Деловой мир”, на первой странице Александр Шубин — член Конфедерации Анархо-синдикалистов, член редакции “Общины”.

Вот еще вершина, если Вас не потряс “Бауманец”, который на первой странице печатает, извиняюсь, заявление московского КАС по поводу войны в Персидском заливе, то вот Вам главная милицейская газета страны “Щит и меч” с тиражом в 100 тысяч. На целую полосу, извиняюсь, интервью со мной “Черное знамя порядка”. Главная ментовская газета тиражом в 100 тысяч печатает большую статью про КАС с Вашим покорным слугой.

Вот, наконец, о чем я так долго говорил, о необходимости того, чего так долго говорили большевики. Та самая, 33-миллионная “Аргументы и Факты”. Я очень горжусь, потому что в одном из “Автономов” печатали статью ветерана анархистского движения, создателя журнала “Автоном” Димы Рябинина (Кабанос). Очень приятно, из серии нам не дано предугадать, как наше слово отзовется, начинаешь чувствовать манию величия. Он пишет, что он служил в армии, и в армии прочитал в “Аргументах и Фактах” статью про анархистов и понял, что мне надо туда. Так это была моя статья. Вот “АиФ”, они постоянно печатали маленькие статьи про новые организации. И вот, пожалуйста, Петр Рябов про КАС. Небольшая заметка. Это то, что потом вошло в ту книгу. Вот я тиражом 33 миллиона в “АиФ”. Дима Рябинин из Краснодара. Если Вы читали последний “Автоном”, то он пишет, как он пришел к анархизму. Пришел он к анархизму, прочитав, извиняюсь, эту статью.

Вот наша местная газета “Ленинец”, которая всё время писала про “Общину”, моя статья “Что в арсенале у Общины”. Я это уже показывал.

Вот забавно. После того, как мы 1 мая 1990 года в числе 100 человек с черно-красными флагами вышли на Красную площадь, сначала была официальная демонстрация, а потом оппозиционная.

Image for post
Image for post
Демонстрация 1 мая 1990 Шубин. Рябов с плакатом «Анархия-это не хаос, а гармоничное общество свободных людей» На плакате за спинами анархистов на Красной площади транспарант «За нашу и вашу свободу». Москва, 1 мая 1990 года. Фото Влад Тупикин
Image for post
Image for post
Анархо-Синдикалисты на демонстрации на Красной площади 1 мая 1990 фото Влад Тупикин

И нас вышло 100 человек, были и другие, и мы криками согнали Горбачева и компанию с трибуны. Они в ужасе бежали. После этого все газеты разразились ужасными статьями. Мы шли с транспарантами “Коммунисты, когда ваше государство начнет отмирать”. Я шел с личным транспарантом “Анархия — это не хаос т.д.”. “Советская культура”, май 1990 года, “Шагают правые. Послесловие к первомайскому митингу-маевке”. Смотрите, газета “Правда”, статья “На волне безответственности”. И вот на волне безответственности фотография нашей колонны “Власть народам, а не партиям”. Про это событие 1 мая 1990 года. Если Вы присмотритесь, это как раз наше шествие 1 мая 1990 года, которое прогнало вождей страны с трибуны.

Надо сказать, что они нам ответили сразу, потому что тогда была традиция после всех демонстраций ходить к дому Кропоткина, он же посольство Палестины, и скандировать “Верните дом, верните дом”. Мы все пошли в 100 человек и поскандировали, а потом на нас натравили люберов менты. Любера это была страшная сила. Местные гопники на нас напали, избили довольно сильно. Так что мы поплатились за наши революционные действия. Так что 1 мая 1990 года закончилось для меня тремя синяками и выбитым зубом. Всё равно приятно вспомнить, несмотря на это. За всё надо платить, как известно, за свободу и т.д. Любера сотрудничали с ментами и были на нас натравлены через час после этого шествия.

Я к тому, что это время большей свободы, когда слово “анархия” никого не пугает и КАС становится широко известным. Вернемся к нашей деятельности. Это было отступление в сторону, так сказать, известности.

Если Вы меня спросите “Что лучше, когда о тебе пишут тиражом миллионными экземплярами и все тебя знают и твою организацию или когда никто не пишет, потому что во всем этом есть момент раздувания мыльного пузыря, пиара, неподлинности”. Когда о тебе не пишут как большую часть истории анархистского движения, как сейчас. Я уже говорил, что даже “Новая газета” в основном не пишет слово “анархия”, а использует эвфемизм типа антифашист, зеленый, когда в тех случаях речь идет об анархистах. Это плохо в том смысле, что тебя не найдут, твои идеи не узнают, анархизм не присутствует на общественной сцене, он где-то там в подполье. Но это хорошо в том смысле, что ты занимаешься делом, а не пиаром. У этого есть и своя сильная сторона, должен я заметить философски после опыта и того и другого. Конец 80-х был такой эйфорией и пиара.

Что объединяло разные организации? Общая программа, общие съезды, общие демонстрации, наличие журнала “Община”, наличие других дел.

[Что лично я делал в эти годы]

Вы может быть спросите “Что делали лично я в эти годы? Чем я занимался?”. Страшно себе представить, что я делал в те годы, непонятно как я учился в институте и когда спал. Это для меня большой, загадочный вопрос.

Во-первых, я ходил на все собрания еженедельные, внутренние семинары Общины, на все демонстрации, на все дискуссии, часто выступал где-то, как видите давал какие-то интервью.

Во-вторых, я как и все сотрудничал с Общиной, хотя я формально не входил в редакцию, но я писал туда корреспонденции, статьи, занимался её рассылкой.

В-третьих, на мне был лекторий КАС, начиная с 1988 года, замечу до 2006 года. Это называлось по-разному. 20 лет это был мой тяжелый воз — заниматься анархистским просвещением. Каждую неделю я звонил десяткам людей, открывал дверь, убирался, доставал лекторов, большую часть, часто этим лектором был я сам. Сейчас я Вам покажу. Лекция в политобъединении “Факел”. Осень того времени. “Анархическое учение Прудона и Штирнера” Исаев. “Бакунин. Жизнь и учение” Рябов. “Анархизм конца XIX начала ХХ века” Исаев. “Неформальное политическое движение в СССР 1940–1985” Рябов. “Страницы истории партии социалистов-революционеров” Шершуков. “Левые течения в партии социалистов-революционеров” Исаев. “200 лет Великой французской революции. Опыт и уроки” Рябов. Бумажка того времени. Чем занимался наш лекторий. Разными темами. На мне был лекторий. Раз на мне был лекторий, на мне была ещё одна тяжелая повинность. На лекторий ходили десятки людей, а когда к Исаеву, Шубину на каких-нибудь миллионных митингах подходили люди и говорили “где Вас найти? Как с Вами познакомиться?”. Они давали мои контакты, говорили “вот тогда лекторий”. И через меня прошли сотни людей. Половина, наверное, людей, которые пришли в движение, так или иначе имели со мной дело. Поэтому я был таким отделом кадров при КАС. Это было приложение к лекторию.

Но самым главным была студенческая деятельность — ОргКомитет Союза Учащейся Молодежи, о чём я расскажу дальше.

Вы спросите “Как это возможно? Два раза в неделю ходить на дискуссии, раз в неделю на собрания, заниматься журналом “Община”, заниматься лекторием, общаться с сотнями людей, заниматься студенческим синдикализмом, издавать несколько изданий и при этом как-то по ночам учиться на истфаке МГПИ, неплохо учиться.” Не знаю. Молодость. Старость не радость, а молодость. А потом эйфория. Я был уверен, что через месяц посадят, надо успеть как можно больше. Это очень взбадривает такое ощущение того, что всё не надолго. Это я про себя, чтобы Вы знали примерно, т.е. я не был каким-то главным вождем, но просто то, о чём я знаю изнутри.

[Съезды КАС]

Теперь очень коротко, формальная сторона дела, то о чём подробно, с любовью пишет Бученков в своей книжке, — это съезды. У нас бывали съезды, конференции, советы. Были научные конференции. Съездов в истории КАС было шесть. Давайте, я быстро их назову.

I, как я уже сказал, прошел 1–2 мая 1989 года в Москве. Я уже рассказывал, как это было. Он принял программные документы, создал организацию.

II съезд прошел в Москве в марте 1990 года. Проходило это в школе, где тогда работал Исаев. Это школа одна из лучших школ Москвы. Может быть Вы слышали о ней, она до сих пор существует, но не существует её замечательный директор, организатор Тубельский. Может кому-то это имя что-то скажет. Тубельский — это выдающийся педагог-новатор. Школа самоуправления. Вот Исаев в ней работал. Это в районе Первомайской. В ней же проходил съезд КАС.

Image for post
Image for post
https://piter.anarhist.org/02kas_02.jpg

Второй съезд КАС как полагается второму съезду, кто знает историю РСДРП, тот меня поймет, ознаменовался расколом. Исаев острил по этому поводу “на каждом втором съезде любой организации нужно раскалываться”. И мы не были исключением. Начался раскол, который продолжился на третьем съезде. Возник ряд групп, прежде всего питерцы, Рауш, саратовцы, еще некоторые города, которые говорили “во-первых, засилье москвичей, централизация, долой социализм, долой красный цвет с нашего флага, даёшь более широкую организацию”, т.е. еще более аморфную, менее организованную, менее монолитную в идейном смысле, им не нравился синдикализм, не нравился социализм. И начался откол. Примерно треть организаций КАС откололась. Окончательно это закончилось к III съезду КАС.

Сразу скажу, что из этого выросло. Из этого выросло, запомните такое название, о нём будет на следующей лекции подробно, АДА, не путать с АДЕ. АДА — Ассоциация Движений Анархистов. Она возникает в течение 1990 года как откол от КАС, первый и большой. Что такое Ассоциация Движений Анархистов — это идея создать структуру более гибкую, более мягкую, более аморфную, чем КАС, без какой-то единой программы, фактически сеть, которая существует в формате раз в год собираться на съезд, где принимать резолюции, в которой есть место не только синдикалистам, социалистам, но и анархо-капиталистам и всем остальным. Основной центр АДА был Питер, был Рауш, было множество других групп. В течение 1990 года начинается конфронтация между КАС и АДА, а потом она продлится. Короче говоря, вот Ассоциация Движений Анархистов просуществует все 90-е годы и даже вступит ИФА Интернационал Федераций Анархистов (IAF), о котором я говорил, и окончательно она умрет только в 2000-е годы. Но о ней я еще расскажу на следующей лекции.

III съезд прошел в ноябре 1990 года в Питере. Это максимальный расцвет КАС. Не помню где он проходил, я был на всех трех первых съездах.

Image for post
Image for post
https://piter.anarhist.org/03kas_02.JPG

К этому моменту началась тенденция к некоторой централизации. Подшивалов был сторонником жесткой дисциплины, против субкультурщиков. Он написал к III съезду статью под названием “КАС организация, а не тусовка”, не надо нам панков, не надо нам тусовщиков, даешь дисциплину. Это вызвало дикую дискуссию, крики “опять про московский централизм”. В данном случае центром московского централизма был иркутянин. Повторяю, КАС не была организацией с лидерами только в виде Исаева, Шубина, Гурболикова. Были харьковцы, был Подшивалов.

IV съезд, последний, закатный. Это весна 1991 года.

Image for post
Image for post
IV съезд КАС Самара 1–3 мая 1991 Сайт Подшивалова

Я на нем не был. Он был в Самаре. На нём было принято решение создать два поста: исполнительного секретаря КАС, им был избран Влад Тупикин, и международного секретаря КАС, им был избран Миша Цовма. Потом они очень ругались по этому поводу, потому что это была неправильная идея.

[FUTR Воспоминания Ярослава Леонтьева

Очень памятен мне IV съезд КАС, проходивший в Самаре в 90-м году. В нем от ТСН кроме меня участвовал также Гриша Тарасевич.

Отправились мы в Самару поездом, в котором ехала также целая группа КАСовцев из Москвы и из других мест, откуда в Самару было удобнее добираться через столицу. Ехали, в частности, Исаев с Шубиным. Как-то я зашёл к ним поболтать, и меня очень удивило, что эти товарищи, в отличие от нас — простых смертных…

- …Ехали в СВ?

- …Да, ехали в СВ. (На какие, спрашивается, деньги?) И это при том, что остальные КАСовцы тряслись в плацкартном вагоне. Лишь я, как представитель «отдела внешних сношений» ТСН, ехал в купе.

В Самару мы приехали 1 мая и сразу же попали на демонстрацию, устроенную разными самарскими леваками на центральной площади Самары. В ней участвовали и ставший потом фашистом ДСовец Бехчанов с эсеровским знаменем, и так называемые пролетаристы (которые тогда входили, по-видимому, в Марксистскую рабочую партию Юрия Леонова; их возглавлял Григорий Исаев, сидевший ещё за диссидентство), и анархисты (которые развернули много чёрных и чёрно-красных знамён), и прочие леваки. С этой очень колоритной демонстрации у меня осталась фотография, на которой я запечатлён вместе с Подшиваловым: у меня на лбу повязана красная хунвэйбиновская повязка, на которой написано: «Земля и воля» и нарисован топор («к топору зовём мы Русь»); рядом Подшивалов в чёрном рубище и тельняшке; над нами склонилась голова Исаева; рядом Кай — тогдашний лидер АРОМ (Анархо-радикального объединения молодёжи), а впоследствии — [ответственный?] секретарь газеты «Солидарность» и секретарь Партии любителей пива; за нами — Бехчанов и синдикалист, реальный рабочий из Омска Вася Старостин.

Image for post
Image for post
Участники IV сьезда КАС в Самаре на первомайской демонстрации (А.Исаев,И.Подшивалов,Я.Леонтьев, Кай) сайт Подшивалова

На съезде в Самаре (а к этому времени некоторые оппозиционеры уже покинули КАС) в качестве ярого оппонента вождей выступал Вадик Дамье, который представлял в КАС самое крайнее анархо-коммунистическое течение. Мы с Тарасевичем как гости съезда солидаризовались с его позицией.

Но запомнился мне этот съезд другим — тем, что по окончании первого дня его работы произошло моё братание с Игорем Юрьевичем Подшиваловым, после чего он стал не просто одним из моих лучших друзей, но моим названным братом. Это произошло в том месте, где мы тогда ночевали — то ли в детском саду, то ли в пионерском лагере на окраине Самары.

Источник]

После этого КАС начнет разваливаться. Но пройдет еще V съезд в 1992 в Томске.

V съезд КАС Томск 29–31 мая 1992

Это будет съезд сибирских организаций и Влада Тупикина, т.е. из не из Сибири будет там только Влад Тупикин. Сибирь продержалась дольше.

VI съезд весь пройдет на квартире Коли Муравина и будет состоять из 10 человек. И там будет Москва, Сибирь и Донецк. И пройдет он в 1994 году. Но об этом я скажу в самом конце.

Т.е. 6 съездов. Помимо съездов существовали всякие конференции, совещания. Это такая формальная сторона дела. Я не хочу на ней задерживаться. Я в отличие от Бученкова не считаю съезды, резолюции и т.д. чем-то главным. Это я сказал и хватит.

[Направления деятельности КАС]

Давайте теперь перейдем к реальности, к делам. Чем мы занимались? Направления деятельности. Понятно, что в разных городах в зависимости от состава людей, от взглядов, от всего занимались разным. Что же это были за люди и чем занимались? Давайте пробежимся.

Первое и главное — это издание. Я их уже сказал. Что изданий было очень много, начиная с первой ласточки — массового издания “Независимый вестник”, и потом, давайте я ещё о них коротко скажу.

“Община”. Тут их целая пачка, можно их смотреть. В это время вышло 47 “Общин” и 4 спецвыпуска, посвященных Новочеркасску, Польше, I съезду КАС и чему-то еще. Она продолжала наращивать тиражи, как я сказал, достигла 10 тысяч. Была таким непризнанным главным изданием организации.

Я уже назвал “Здравый смысл”, “Воля”. Важное издание “КАС-контакт” — это внутренний бюллетень, он продержался дольше всего. Я меня в руках последний уникальный номер 2001 год, в Иркутске, когда уже КАС давно не было, но “КАС-контакт” еще выходил. Как часто бывает в какими-то большими явлениями, их тени надолго переживают.

Это первый номер газеты “Гомельская анархия”, издание КАС и издание Федерации Анархистов Белоруссии.

Это харьковский “Набат”, это тверской “Бунтарь”, это сибирский “Голос труда”, а это все три номера личного издания Миши Цовмы “Освобождение личности”. Такой теоретический орган, интересный, самиздат.

Это некоторые издания КАС, не все, но некоторые. Помимо множества изданий, я уже говорил, их называл, была еще “Черная суббота” в Запорожье. Были питерские издания.

Помимо этого мы занимались очень важным делом. Ведь анархизм есть, но никто ничего не читал, ничего не знает.

Мы, во-первых, ксерокопировали старые издания столетней давности. Это было важным направлением деятельности. Т.е. раздобывали какую-нибудь книжку, сборник и т.д., ксерокопировали, например, Толстой “Суеверие государства” или Боровой “Общественный идеал современного человечества” или сборник “Анархизм” 1906 года и делали ксерокс 100 штук, 200, 300 штук и рассылали. Кроме того, я Вам показывал, сегодня я не принес, не успел, но некоторые из Вас видели, кто постоянно ходит, помните, мы издавали такой забавный листок под названием “Библиотека анархизма”, я участвовал в этом издании, на папиросной бумаге. Допустим, мы брали дайджест 3 странички Неттлау, 3 странички того, Новомирского. Печатали на папиросной бумаге. Был страшный голод по информации и рассылали это местным организациям. Называлось это гордо — “Библиотека анархизма”.

Кроме того, я с моим товарищем Игорем Уткиным сделал, это тоже забавная история, огромную хрестоматию под названием “Государственность и анархия”. Полтома представляла государственников: от Платона до, не помню кого, были их тексты, статьи, материалы, а полтома — анархию в широком смысле слова, к анархии мы зачислили даже Махатма Ганди. В общем, это была машинописная штука. Очень забавно, хотя она вышла тиражом в 5 или 6 экземпляров. Я дальше расскажу о конференции в Запорожье. Представляете, хрестоматия издана в 5–6 экземпляров на машинке. И вот я приезжаю в Запорожье. А в Запорожье в 1989 году, в Москве уже вольница, “Московские новости”, “Огонек”, митинги ДС, хотя и разгоняют, но они проходят, сидит Щербицкий — это старый, брежневский деятель. Там полный застой. И в Запорожье мне дают местную газету тиражом 500 тысяч. В ней статья на полосу, посвященная разгрому моей хрестоматии “Государственность и анархия”, вышедшая тиражом 6 экземпляров в Москве на машинке. Это было ужасно приятно прочитать, что в Запорожье так внимательно читают самиздат из Москвы. Это было полный сюр. Повторяю, времена были очень странные. Про это конференцию я еще поведаю. Мы попали на машине времени сразу чуть ли не в 1937 год, но я расскажу дальше. Проявлением было то, что 500-тысячным тиражом громили издание в 6 экземпляров. Тем не менее, мы занимались вот таким просвещением. Просто размножали, печатали, рассылали всё что попадало нам в руки, как-то распространяли анархистские идеи.

Второе направление — это лекторий, киноклубы. Тогда киноклубы были не очень развиты, больше лектории. Я занимался таким в Москве. Организация разных дискуссий. Сразу скажу, что после того как к нам нахлынуло весной 1990 года куча народа в КАС, которые считали себя анархистами, но не знали что это такое. Было поручено переориентировать лекторий КАС с извне на внутрь. И тогда мы переименовали “лекторий КАС” в беспартшколу (БПШ). Это было издевательство, как понимаете, над Высшей партшколой и другими партшколами, поскольку мы беспартия, антипартия. Кроме того, тогда были популярны идеи 1968 года: “Вольный университет”, дискуссия. И цель была прежде всего просветить эти десятки молодежи, которые к нам пришли. Называлось это “беспартшкола КАС”.

Где она действовала? Кстати, забавно. Знаете, что было нашей последней площадкой? Если до этого лекторий КАС помещался в каких-то красных уголках и подвалах в районе Профсоюзной, то беспартшкола и, вообще, последние наши собрания в последний год-два нашей площадкой, Вы очень удивитесь, всегда у КАС были странные отношения с комсомолом, борьба и паразитирование, это был музей истории комсомола. Потрясающее место, где висели всякие Павки Корчагины, шинели, автоматы и т.д., и вот среди этого мы собирались на наши лекции и собрания, пока его не ликвидировали после 1991 года, о чем я еще расскажу. Это была Большая Грузинская улица, рядом с Баррикадной. Я еще покажу вам многочисленные фотографии оттуда, как мы там отрывались. Беспартшкола собиралась там в последний год-полтора. До этого это называлось “Факел” и существовала как подвал в разных уголках Москвы в районе Профсоюзной. Это лекторий. Но это я про Москву.

Но такие лектории, кружки были везде, т.е. просвещение в разных форматах.

Повторяю, Вам трудно себе представить, какая у людей была тяга к информации, к истории. Приходишь в какой-нибудь детский сад, тут же сбегается сотня местных людей и слушают тебя. Постоянно какие споры, выступления. Куда я не ездил. Мне говорят, я помню в 1991 году, “Петр, где-то там в Икше”, в Икше, черт знает где, “в Подмосковье, ночью будет слет учителей. И они хотят услышать про анархизм”. И я еду в Икшу. В 11 ночи высаживаюсь, иду 3 километра, меня чуть не растерзывает местная, злая собака. В 12 часов я достигаю этого слета и в 12 часов рассказываю учителям про анархизм, КАС. Или еду в Калугу и там до поздней ночи рассказываю про КАС каким-то местным калужанам. Не знаю, где только не приходилось выступать, чуть ли не в детских садах.

Именно тогда произошла та самая историческая встреча с Жириновским, про которую я рассказывал. Помните, я говорил, в 1990 году в каком-то ДК собралось тысяча человек. Выступали 3 человека, я уже рассказывал, но еще раз повторю, я очень люблю эту историю, Кудюкин от социал-демократии, я от КАС и Жириновский от себя, тогда это называлось ЛДПСС (либерально-демократическая партия Советского Союза). Про Жириновского можно говорить отдельно, я в прошлый раз уже упоминал. И тогда Кудюкин сказал ту историческую фразу, что проблема левых в том, что они читают только левых авторов, а проблема правых то, что они вообще ничего не читают. Я до сих пор как дзэн-буддистский коан всё время вспоминаю эту притчу, сказанную мудрым Павлом Михайловичем.

Итак, лекторий.

Затем листовки. Сейчас я Вам покажу. В прошлый раз я не нашел, где в своем 400-папочном архиве хранятся листовки. А вчера я после 3-х часов поисков нашел эту папку, нашел эти залежи и принес Вам. Можете посмотреть. Вот листовка против запрета митингов и демонстраций. Вот как это выглядит. Папиросная бумага, внизу лозунги: “власть народам, а не партиям”. Еще Союз Независимых Социалистов. Сентябрь 1988 года. Вот касовская листовка тех лет “повышение цен — забастовка”. Конфедерация Анархо-Синдикалистов. Всё просто. Вот ещё одна листовка против запрета митингов. Вот еще одна листовка против запрета митингов. Статья из уфимской газеты “Где рождается экстремизм молодежи”. Вся статья посвящена анархизму. К вопросу о том, что нас не только гладили по головке, на нас в ужасе смотрели.

Вот знаменитый плакат того времени Коли Муравина, очень популярный, где доступно народу объясняется, что такое тоталитаризм, демократия, анархия. Внизу КАС.

Image for post
Image for post
Тоталитаризм. Демократия. Анархия. автор Николай Муравин

На плакате:

“Краеугольный анархизма личность, освобождение которой, по его мнению, является главным условием освобождения массы. Краеугольным же камнем марксизма является масса… И. Сталин

Анархия — это не хаос, а гармоничное общество свободных личностей. П. Рябов

Наверное, я в душе анархист, потому что не верю в политические системы… Ю. Шевчук“

Тоталитаризм. Стоят чекисты, генералы всех дёргают за нитки, все голосуют.

Демократия. Здесь борьба, поножовщина, кто-то лезет наверх, кто-то кого поедает на облаке

Анархия. Все живут и радуются, любят, рисуют, сверху чекисты, генералы смотрят в удивлении, нитки перерезаны.

И три классика: Сталин, знаменитая фраза о том, что в основе марксизма лежит масса, а анархизма — личность, я со своей знаменитой цитатой, что анархия — это не хаос, и Юрий Шевчук, который тогда себя называл анархистом и дал интервью газете “Воля”.

И лейбл КАС и лейбл Коли Муравина “демократия — это не анархия”.

Знаменитый муравинский плакат. Он тех времен миллион раз перепечатывался.

Это тоже муравинские листовки: “что сделать”,

Image for post
Image for post
Плакат «Что делать». Автор Николай Муравин

“как самоорганизовываться”,

Image for post
Image for post
Плакат «Как организовать что-нибудь» автор Николай Муравин

это по поводу праздника ноябрьского, день черного знамени.

Это листовка марта 1989 года с издевательским названием “не отдадим свои голоса нерушимому блоку коммунистов и беспартийных”. В конце конфедерация анархо-синдикалистов.

Это листовка, призывающая на митинг 28-ой годовщине Новочеркасска. 1990 год. Митинг в Лужниках, как раз вскоре после убийства Сиуды, организованный КАС.

Это очень историческая листовка. Мы очень любили Солидарность. Тогда мы каждый месяц ходили в польское посольство, где бесплатно показывали великий фильм Вайды “Человек из железа”. После него сразу хочется идти на баррикады, устраивать революцию. Если знаете, это история Солидарности, очень краткая. Листовка к годовщине Солидарности и по-польски, знаменитый лозунг “нет свободы без солидарности”.

Это листовка к 1-му мая. 1 мая день солидарности трудящихся. С кем и против чего. КАС.

Image for post
Image for post
«Первомайская листовка» Николай Муравин

Это листовка послевыборная. “Выборы кончились, проблемы остались”.

Это листовка “кто такие анархо-синдикалисты и чего они добиваются”.

Это листовка “Бакунин и перестройка” к 175-летию Михаила Александровича, объясняющая, что это связанные вещи: Бакунин и перестройка.

Это листовка в защиту Родионова и Кузнецова, о которых я скажу потом.

Image for post
Image for post
«Свободу Родионову и Кузнецову». Николай Муравин

Знаменитое дело, которое произошло уже в 1991–92 году.

Это не листовка, а обращение. Зачитываю:

“Уважаемая редакция,

Библиотечно-архивный отдел московской организации КАС просит Вас рассмотреть вопрос о возможности эквивалентного обмена Вашего издания на издание московской организации до 10 экземпляров каждого номера, в том числе по одному для архивов московского бюро информационного обмена и гос. публичной библиотеки и по два для независимой библиотеки в Москве.

Библиотечно-архивный отдел московской организации КАС предлагает следующие услуги”.

Это к вопросу о нашей издательской деятельности.

Это листовка “что такое явочный порядок осуществления своих прав”, короче прямое действие объясняется.

Вот пример московских листовок. Конечно, это не всё. Я помню, как кто-то, может быть это была Ваша мама, пришла в свое время и увидела какое-то самиздатовское издание и сказала “надо же я такие печатала”. Я думаю, она бы очень бы растрогалась, если бы это увидела сейчас. Листовки.

Демонстрации. Я уже говорил, их было не очень много.

Image for post
Image for post
Демонстрация. Конфедерация Анархо-Синдикалистов

Мы ходили на них, в основном на разрешенные, хотя, как уже сказал, 1 мая мы согнали самого Горбачева с компанией с трибун. О чём я уже рассказывал. Демонстрация 30 октября на день политзаключенного, 10 декабря — день прав человека.

Пришло время показывать редкие фотографии, не все, но некоторые пора.

Вот как раз 10 декабря 1990 года, колонна КАС. Мы можете разглядеть наши надписи “Долой всеобщую воинскую повинность”, “Долой паспортный режим”, “Заводы рабочим”, черные флаги.

Вот знаменитая фотография, я её уже показывал в прошлый раз, это Харьков. Про рабство и скотство, знаменитая цитата из Бакунина, столь нами любимая. Харьков 1990 год.

Следующее направление — рабочее движение. Я уже говорил, у нас были чисто рабочие организации в Запорожье, Томске, Гомеле, Волгодонске. В Твери даже устроили забастовку.

С какого-то момента главным направлением деятельности московской организации КАС становится организация КАСКОРа. Само название апеллирует к Польше. Кто знает Солидарность, там были КАС и КОРы (Комитет Защиты Рабочих), с которых родилась Солидарность. Т.е. была такая идея, что связывать разные рабочие инициативы, собирать информацию о рабочем движении. И анархисты собирают информацию, начинают выпускать бюллетень. Значительная часть во главе с Исаевым и множеством других анархистов из Москвы организуют центр по рабочему движению КАСКОР, собирают уникальную информацию про разные инициативы рабочих в разных местах, возникших забастовок. И они делают еженедельную передачу на радио “Свобода” “Рабочее движение” и потом даже еженедельную передачу на “радио России” о том же самом, начиная с 1990 года. Это деятельность становится главной, по крайней мере для Исаева и многих других. КАСКОР становится всё более важной деятельностью.

В какой-то момент наступает разочарование. Выясняется две неприятные вещи:

Во-первых, выясняется, что новое рабочее движение индоктринировано капиталистическими идеями. Я уже говорил, шахтеры требуют приватизации. И бесконечно далеки от социализма.

Выясняется другая неприятная вещь. Что западные профсоюзы, в частности АФТ-КПП, самый известный американский профсоюз, скупает на корню рабочие инициативы в России и что многие рабочие активисты очень коррумпированы.

После этого Исаев кидается из огня да в полымя. Он резко разочаровывается в новом рабочем движении и очаровывается старым. Это его приведет в августе 1991 года в ФНПР — это ВЦСПС. Старые советские профсоюзы, такие государственные, такие вполне мертвые, бюрократические. Они в это время в коме как и всё старое. В августе 1991 Исаеву предлагают замечательную перспективу, предлагают стать главным редактором главного издания московских официальных профсоюзов, тогда это называется уже ФНПР — это ВЦСПС, “Солидарность”. Исаев соглашается. Он говорит “новые профсоюзы плохие, коррумпированные, капиталистические”. И мы тогда это воспринимали как, что анархисты еще загребли под себя официальные профсоюзы. Потом оказалось, что на самом деле всё наоборот — официальные профсоюзы загребли под себя некоторое количество анархистов, напитались их кровью. Какое-то время, год-два, мы воспринимали “Солидарность” как свое издание. Печатали там много про анархию. Но очень быстро всё стало меняться.

Итак, повторяю, рабочее движение, газеты, забастовки, координация КАСКОР, потом с августа 1991 года Исаев возглавляет газету ФНПР “Солидарность”.

Еще одно направление, которое было раньше главным, а теперь уходит назад, — это история, историческая деятельность. Большинство из нас были историки. Вспомните и Исаев, и Шубин, и Гурболиков, и Рауш, и я, и все, все, все. Как-то уже было не очень до истории, но все-таки.

Был ряд важных событий, я уже говорил про Прямухино, с 1989–90 года начинаются мероприятия в Прямухино, потом возникает комиссия по Кропоткину, в 1992 году огромная конференция с участием, конечно, КАС в Москве.

Во-вторых, КАС организует огромные исторические конференции.

В 1989 году проходит потрясающая конференция, я на неё ездил, в Запорожье. Считалось, что 100-летие Махно, потом выяснилось 101. Я рассказывал Вам эту историю, что мама приписала ему на год меньше из-за чего его не казнили в свое время. Реально он родился в 1888 году, но по документам в 1889 из-за он не был казнен. И мы считали, что Махно по невежеству 100 лет в 1989 году. А может быть было просто удобно, потому что вот как раз хорошо 100 лет Махно, не важно, что 101. И вот запорожские анархисты организовали конференцию. Я на нею ездил в числе московской делегации. Там был Тупикин, несколько девушек. Это был ад. Украина 1989 года — это примерно тоже самое, что Советский Союз 70-х годов. Щербицкий такой старый, брежневский деятель. Никакой Вам свободы, ничего, сплошное КГБ. Все те места, которые были арендованы для проведения конференции, оказались закрыты. Мы тыкаемся в одно место, там ничего нет, в другое. Мы собираемся на квартире, в неё ломится КГБ. А приехали туда очень многие, например, не только анархисты, приехала, я в первый и в последний раз видел тогда, Евгению Стабурова, которая занимается китайским анархизмом, написала книги, статьи [FUTR Елена Юрьевна Стабурова, Анархизм в Китае, 1900–1921, Москва, Наука, 1983], я когда-то о ней упоминал, это было единственный раз, когда я увидел живьём. Туда приехал, например, Комин, который в 70-е годы читал курс по анархизму в Калинине (Твери), издал книжку. Приехали серьезные историки, не только такие дети как мы. И во всех местных газетах непрерывно пишут, что анархисты — это ужасно, их надо расстрелять. В частности выходит огромная статья против нашей хрестоматии “Государственность и анархия”, о которой я уже говорил, полумиллионным тиражом. Это полный сюр. Мы едим на остров Хортица в запорожской сечи и там заседаем. Потом мы идем в местный театр, где работал кто-то из анархистов, но вскоре его увольняют из театра. Тогда мы садимся на пароходик, который плавает по Днепру, и там проводим конференцию. Вдоль пароходика, вдоль реки всё время ездит КГБшные машины и смотрят на нас плотоядно и облизываются. От нас отходит один товарищ, Макс Кучинский, он отходит 3 метра. Тут же подъезжает воронок, его засовывают в эту машину и увозят. Атмосфера какого-то непрерывного погрома, крутого подполья. Повторяю, после Москвы с её либеральным духом, Гайд-парком около “Московских новостей”, всякими “Огоньками”, это было, конечно, машина времени, попасть в совсем недавнее советское прошлое, где идет постоянный погром. Тем не менее мы провели эту конференцию.

Забавно, что я на ней, например, активно выступал как супер, гипертолстовец. Я тогда был такой цепной пёс ненасилия. У нас в программе было написано, что мы не признаём насилия как средство изменения общества. Не говорилось, что вообще полное ненасилие. Я говорил “нет, полное”, типа подставь щеку и т.д. Забавно, что впоследствии позиция кардинально изменилась, я расскажу при каких обстоятельствах. Забавно, что в 1989 году я был такой, что Лев Толстой прослезился, если бы меня увидел, но потом всё изменится, отчасти по причине глубокого изучения русского народничества, отчасти по экзистенциальным причинам, о которых я Вам расскажу совсем скоро, уже сегодня. Я перестану быть ненасильником, когда в августе 1991 года я сидел на баррикаде около Белого дома, держал в одной рукой бутылку с керосином, коктейль Молотова, а в другой арматурину. Игорь Подшивалов с удивлением посмотрел на меня и сказал: “Петя, ты же за ненасилие”. Я сказал: “Конечно, за ненасилие. Но, если сейчас полезет какая-нибудь сволочь на нашу баррикаду, то я успею его трахнуть по голове этой арматуриной. Ненасилие — это хорошо, но не для меня”. Но это забегая вперед. К вопросу о пограничной ситуации в жизни человека. Но тогда я в частности прославился своими ненасильственными речами на этой конференции, что особенно забавно, учитывая, что конференция была посвящена такому ненасильственному деятелю как Нестор Иванович Махно.

Вторая конференция была чуть поменьше и чуть менее ярко мне запомнившаяся. Это 1991 год, 70 лет кронштадтскому восстанию. Мы в Москве делали. Именно тогда в первый раз приехала в Москву “Мухерес Либрес” ( исп. Свободные женщины), я вам рассказывал, женщина испанская анархо-феминистка. Я говорил, но еще раз напомню, меня к ней подвел Исаев и сказал: “Это наш единственный феминист”. Как если бы приехали в Беловежскую пущу и он показал “это наш единственный, последний, чудом выживший зубр”. Она мне подарила значок “Мухерес Либрес”, я вам показывал. В общем, была конференция по Кронштадту.

Так, что мы занимались международными связями, они расширялись, начавшись со шведов. Шведы нам подарили невероятную ценность — принтер и компьютер. Другие анархисты смотрели на нас со злобой. Это был, например, Вадим Дамье, который некоторое время состоял в КАС, а потом вышел. Он всё время кидался и кричал “компьютер не только для КАС. Делитесь с другими анархистами”. И периодически пытался бить Влада Тупикина, иногда с успехом. Это был повод для страшной драки, потому что компьютер тогда, это всё равно, что сейчас вам подарили Дворец съездов, например. Тем не менее, опять рука Запада. Она проявилась не только в значках, но и в оргтехнике. К вопросу о мировой закулисе и печеньках.

Еще одно направление деятельности КАС было зеленое движение. Я уже говорил, что многие из нас участвовали в защите природы, защите палат Щербакова, Анны Монс в Москве. Я уже упомянул Вадима Дамье, я буду о нем рассказывать подробно на следующих лекциях. Это удивительный человек. Наверное, многим известный. Выдающийся историк. Он пришел к анархизму. Как и все состоял в КАС, но не долго. Вот он и Шубин в это время пытались создать партию зеленых. Это потом будет вечная такая парочка. Два как бы анархиста, но ультракоммунист и радикал Дамье и ультраоппортунист и рыночник Шубин, они будут постоянно делить потом, то зеленое движение, то институт всеобщей истории РАН, где эти два доктора исторических наук сидеть и годами не разговаривать друг с другом, то испанскую революцию, каждый из которых трактует противоположным образом. Но в тот момент они делили партию зеленых, которую создавали. Я не очень подробно всё это знаю. В это время возникает такая суперструктура экологов. Я тогда еще немного занимался экологией. 1990-е годы станут экологическими годами для меня. Может Вы знаете, была такая супер, гиперорганизация, сеть СОЭС (Социально-Экологический Союз). Это была такая как бы крыша для сотен экологических групп по всему Советскому Союзу. И вот лидер СОЭС был анархист Святослав Забелин. И многие деятели СОЭС были анархистами. Т.е. анархисты сыграют большую роль в экологическом движении, но об этом подробнее в следующий раз. В следующий раз у нас будет основная экологическая тема, потому что мы будет говорить о 1990-х годах, о “Хранителях Радуги” и не только. Тем не менее, партия зеленых, СОЭС, анархисты тут активно участвуют, но не спрашивайте как, я вам не очень скажу.

Продолжение. Часть 5. Отношение к выборам, Люди, Анархоёлка, Анархокалендарь, Не КАС: Кенигсберг, анархо-хиппи, “Московский Союз Анархистов” (червяковцы); Идеи 1968 года в жизнь, Журнал “Великий отказ”, Оранжевые акции: Обжираловка солидарности , “К гуманному демократическому социализму — через правовой каннибализм”, “Нам не нужны революции, мы имеем конституцию”, За канонизацию и коронацию Ельцина; Три буквы на Красной площади

Рябов, Конфедерация анархо-синдикалистов и другие. Анархисты СССР в 1989–1991 годах

Часть 1. Литература

Часть 2. Община и КГБ, За гуманизацию уголовного кодекса, Попытка расколоть комсомол, Создание КАС, Эпоха 1989–1990 годов

Часть 3. Петp Петpович Сиуда, I съезд КАС 1, 2 мая 1989, 5 анекдотов Андрея Исаева, Веселые картинки, Что такое КАС, Численность, Издания КАС, Города, Знаменитая история с Подшиваловым

Часть 6. Студенческий профсоюз СУМ, Студенческая забастовка, Всесоюзный студенческий форум, Годовщина событий на площади на Тяньаньмэнь, Август 1991, Годовщина событий 1991, Агония КАС, Дело Родионова-Кузнецова, Вопросы-Ответы

Предыдущая лекция:

“Община” и другие. Возрождение анархического движения в СССР (1986–1988) часть 1

Written by

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store